Беслан Ашхотов

Ансамбль <<Бадыноко>>

Аслан Ашхотов

Ислам Ашхотов

 

ПОРТРЕТ ХУДОЖНИКА В ИНТЕРЬЕРЕ КАМЕРНО-ИНСТРУМЕНТАЛЬНОГО ЖАНРА (К 65-ЛЕТИЮ ДЖ. К. ХАУПА)

Джабраил Кубатиевич Хаупа, переступив порог своего 65-летия, представляет наиболее яркую группу композиторов Северного Кавказа, а его творчество олицетворяет современный уровень развития профессиональной музыки в Кабардино-Балкарии. Ю. Корев в статье «Единство и доверие», посвященной итогам IX съезда Союза композиторов России, перечисляет делегатов творческого форума, произведения которых «услышать <…> было особенно ценно – как свидетельство незатухающей творческой активности авторов, преданности своему призванию, верности высоким идеалам жизни классики в современности» [1, 4]. Наряду с Б. Тищенко, А. Чайковским, С. Низаметдиновым, Ж. Плиевой, В. Агафонниковым и др. он приводит и имя Дж. Хаупа. Такая авторитетная оценка характеризирует роль и место композитора в многоликой палитре отечественного музыкального пространства.

Неизвестное об известной теме М.И. Глинки

Тема «Персидского хора» из оперы «Руслан и Людмила» Глинки является одной из жемчужин композитора, связанной с музыкальной характеристикой Востока, конкретизацией которого в русской литературе XIX века предстает Кавказ. Более полутора веков эта музыка восхищает своей неподдельной красотой, контрастирующей с классическими образцами западноевропейской и русской культуры. Широко известны слова Б. Асафьева, что Глинка «услышал» Кавказ, а через древнейшие интонационные пласты Кавказа услышал и прилегающие страны и Восток»1. Со времени написания этой темы загадкой остается ее происхождение, до сих пор не уточнены корни выразительных качеств мелодии, столь непривычных для той эпохи интонационных комплексов, впервые освоенных Глинкой.

Вариативность концептуальной основы трактовки соотношения  слова и музыки в вокальных жанрах*

Проникновение в тайны творящего художника остается весьма нелегкой задачей. При этом, разумеется, существуют определенные формы самоорганизации творческого процесса, продиктованные внутренними закономерностями самого художественного творчества. Однако внутренние лабиринты мыслящего человека настолько многослойны и разнонаправлены, что автор сам не всегда осознает мотивы принимаемых им решений. Г. Иванченко утверждает: «…развести музыкальный язык и способы музыкального мышления невозможно» [4, 90]. С учетом данного умозаключения вдвойне проблематичными представляются обстоятельства, когда в синтетических художественных произведениях необходимо обнаружение точек сближения различных творческих намерений.

Этномузыкальный мир Кавказа в пространстве истории русского  музыкального искусства в контексте дихотомии «Восток-Запад»

Ориентализм, инициированный колониальным периодом мировой истории, привнес в классические жанры литературы, музыки, живописи и архитектуры специфичность, контраст образов, экспрессию чувств и настроений. Новое стилистическое направление в сфере духовной деятельности людей дало значительный стимул к этнокультурному синтезу, соединившему противоположные музыкальные парадигмы Запада и Востока. При этом обозначившееся с самого начала непаритетное соотношение ценностных достижений двух миров становится стилеобразующей константой ориентализма. В русле европоцентристских тенденций в общественном сознании в целом и художественном мышлении творцов Запада культура Востока в широком смысле и средства ее выражения, в частности, получают факультативное драматургическое значение в творчестве авторов в целом, создавая инокультурный колорит, придавая свежий аромат и экзотический оттенок.

Об онтологических основаниях адыгских нартских пшинатлей*

Кто не знает прошлого, - не оценит наших дней Адыгская пословица В настоящей статье, априори рассуждая об основополагающих стилевых качествах адыгского музыкального фольклора, впервые предпринимается попытка идентификации специфики текста и напева одного из древнейших жанров – эпических песен (нартских пшинатлей), сформировавшихся во II тыс. до н.э. Выявляя признаки раннефольклорного музыкально-поэтического мышления в песнях о нартах, автор выдвигает гипотезу о природе и времени возникновения данного жанра. Одной из доказательных баз такого предположения может стать темпоральность синкретического ритуально-обрядового действа. Нартский пшинатль из глубины веков доносит информацию об особенностях сосуществования Человека и Вселенной, расширяет наше знание о процессе мироздания, о возникновении Порядка из Хаоса.

Феноменология кавказской этномузыкальной идентичности  в парадигме «Восток - Запад»

Дихотомическое деление социальных групп и стран по принципу Восток – Запад имеет давнюю историю, а обострение такой постановки вопроса совпадает с колониальной экспансией периферийных земель Западной Европой. Оппозиционное определение отношений людей двух миров к окружающей действительности, мировоззренческие различия и особенные формы мышления в социумах определили непаритетную диспозицию народов Востока и Запада в важнейших сферах жизнедеятельности: общественно- политической, социально-экономической, культурно-созидательной, характеризирующихся несовпадением пространственно-временных хронотопов, разницей в вероисповедовании, в отношениях человека с природой, с обществом, с самим собой1.

О роли коллективного и индивидуального в народном творчестве: к вопросу о фольклорной династической традиции*

В духовном наследии каждого этноса важнейшее место занимают разнообразные формы народного творчества, которые служат адекватным отражением способов познания окружающего мира. Находясь в полной гармонии с ним, люди обогащают свой жизненный опыт, накапливают знания, впоследствии становящиеся прочной основой саморазвития народа.

Музыкальное творчество в XXI веке: Проблемы сохранения и перспективы развития

Традиция, как философская категория охватывает продуктивную деятельность людей, ценностные качества которой закрепляются в обычаях и обрядах, затем приобретают особую знаковость в социально-культурной идентификации народа и подвергаются исторической трансмиссии в течение длительного времени.